daily menu » rate the banner | guess the city | one on oneforums map | privacy policy | DMCA | news magazine | posting guidelines

Go Back   SkyscraperCity > European Forums > Российский форум > Региональные порталы > Северо-Запад > Санкт-Петербург > Комплексное развитие территорий

Комплексное развитие территорий Квартальная застройка



Global Announcement

As a general reminder, please respect others and respect copyrights. Go here to familiarize yourself with our posting policy.


Reply

 
Thread Tools Rating: Thread Rating: 7 votes, 5.00 average.
Old December 21st, 2015, 12:01 PM   #41
echinus
Registered User
 
echinus's Avatar
 
Join Date: Apr 2010
Posts: 902
Likes (Received): 2269

результаты конкурса на архи.ру с новыми картинками от Чино Дзукки











__________________

giper, xerx, Dmitriy, Ritmo-F, lt-feel and 2 others liked this post
echinus no está en línea   Reply With Quote

Sponsored Links
Old December 21st, 2015, 12:57 PM   #42
Fasterovich
Registered User
 
Fasterovich's Avatar
 
Join Date: Aug 2013
Posts: 1,178
Likes (Received): 2058


Великолепный рендер
Fasterovich no está en línea   Reply With Quote
Old December 21st, 2015, 04:59 PM   #43
ENJINEER
Небоскребщик
 
ENJINEER's Avatar
 
Join Date: May 2007
Location: St.Petersburg
Posts: 13,833
Likes (Received): 12634

Quote:
Originally Posted by echinus View Post
результаты конкурса на архи.ру с новыми картинками от Чино Дзукки

А где утепление кровель?
Да хоть фронтон какой?
__________________
Где тонко-там и рвется
ENJINEER no está en línea   Reply With Quote
Old December 21st, 2015, 05:57 PM   #44
echinus
Registered User
 
echinus's Avatar
 
Join Date: Apr 2010
Posts: 902
Likes (Received): 2269





за витражом, например
вот ограждения высотой 600 мм по пожарным нормам действительно не хватает
echinus no está en línea   Reply With Quote
Old December 22nd, 2015, 03:28 PM   #45
giper
Registered User
 
giper's Avatar
 
Join Date: Apr 2010
Location: Saint Petersburg
Posts: 5,802
Likes (Received): 10401

Quote:
Originally Posted by echinus View Post
вот ограждения высотой 600 мм по пожарным нормам действительно не хватает
Quote:
Originally Posted by СП 54.13330.2011
8.3 Высота ограждений наружных лестничных маршей и площадок, балконов, лоджий, террас, кровли и в местах опасных перепадов должна быть не менее 1,2 м.
....
__________________
http://giper.livejournal.com/
giper no está en línea   Reply With Quote
Old December 22nd, 2015, 04:19 PM   #46
echinus
Registered User
 
echinus's Avatar
 
Join Date: Apr 2010
Posts: 902
Likes (Received): 2269


упс, действительно, это же жильё
с этим пунктом интересная история вышла - в ФЗ-123 отменили пункт про ограждения кровли и внезапно оказалось, что по соответствующему СП у жилых зданий ограждения даже неэксплуатируемых кровель должны быть 1,2 м
echinus no está en línea   Reply With Quote
Old December 23rd, 2015, 06:10 PM   #47
echinus
Registered User
 
echinus's Avatar
 
Join Date: Apr 2010
Posts: 902
Likes (Received): 2269

Элькина о конкурсе:
Свет в конце намыва: что будет с морским фасадом Петербурга

Quote:
23.12.2015

В Петербурге впервые за много лет организовали большой международный архитектурный конкурс, да ещё и на территорию, судьба которой для города стратегически важна, — западную часть намыва на Васильевском острове. На прошлой неделе подвели итоги, объявив победителями сразу две команды, голландское бюро KCAP и петербургскую мастерскую «А-ЛЕН». Ясности в отношении судьбы наших морских берегов не добавилось, скорее, наоборот, ситуация стала ещё более неопределённой, но на данном этапе это может быть только к лучшему.

В отличие от почти всех предыдущих попыток приглашать в наш город иностранных архитекторов, на этот раз обошлось без больших звёзд рубежа веков. На последнем этапе между собой соревновались шесть бюро, три российских и три иностранных.

Самым ярким участником стоило бы назвать норвежское бюро Snøhetta, известное в первую очередь зданием оперы в Осло — белоснежным айсбергом, как будто утопленным в воде, обогнавшим в списке главных достопримечательностей Национальную галерею, где выставлен «Крик» Эдварда Мунка. Фокус в том, что по граням айсберга можно гулять, и даже безразличные к музыке люди подходят поближе, чтобы подняться на крышу театра. Snøhetta мыслят архитектуру как скульптуру, при этом сохраняя её урбанистический смысл: если их здание изображает разлом льда, то, скорее всего, это будет переход или открытое пространство. Для намыва в Петербурге они предложили серию полузакрытых дворов. Дома выглядят как выпиленные стамеской из дерева фигурки, а кривые линии их крыш сливаются в одну, так что кажется, будто это не здания, а промежутки между ними образовались искусственно. Частые переходы между сравнительно узкими корпусами построек уже успели стать визитной карточкой Осло и вполне сгодились бы для не менее ветреного Петербурга, но предложение норвежцев не вполне соответствовало техническим условиям конкурса.

Итальянец Чино Дзукки, известный, как и многие его соотечественники, умением встраивать здания в контекст старого города, на чистой площадке, видимо, не смог найти правильную точку отсчёта — и предложил построить на берегу залива банальные и малопрактичные в данном случае стеклянные призмы.

Петербургская «Студия 44» и московская «Остоженка» выступили с похожими решениями — по старинке строгими и почти никак не решающими задачу создания насыщенной городской среды.

В результате победителями оказались бюро KCAP и мастерская «А-ЛЕН». Последняя спроектировала добротную набережную с открытыми первыми этажами, но чересчур банальную в силуэте и оттого напоминающую так утомившие нас однообразные жилые высотки. Голландцы пошли рациональным путём. Они, с одной стороны, много работали над планом участка, чтобы не в ущерб квадратным метрам оставить максимальное количество открытых пространств общего пользования. С другой, видимо, ориентируясь на местные вкусы, предложили прорыть каналы и выкрасить в цвет золота верхние этажи зданий.

Результаты проведённого конкурса лишь отчасти обнадёживают. Каким бы ни было окончательное гибридное решение, по сравнению с привычными нам практиками комплексной застройки произошёл прорыв: тут и пешеходная набережная, и смешанная функция, и открытые первые этажи. Словом, все радости человечного европейского градостроительства. В то же время ощущения какой-то однозначной удачи нет сразу по нескольким причинам. И дело не только в том, что архитектура, раз уж речь идёт о побережье самого большого города Балтийского региона, могла бы быть во многих отношениях более интересной.
По-хорошему, конечно, международный конкурс должен был проводиться на весь намыв, а не на отдельную его часть. А если не получалось, то стоило дать участникам больше свободы, чтобы они не стремились вписаться в общий хмурый контекст, а наоборот. И главное, ещё до любой архитектурной концепции следовало бы подумать над тем, чтобы создать на намыве некое смысловое ядро, будь то современный парк, концертный зал, научно-технический музей, культурный центр или всё вместе.
Как это часто бывает, в решении судьбы намыва на Васильевском острове логики мало. Изначально, до наступления кризиса 2008-го года, тут затевался чуть ли не район небоскрёбов. Потом амбиции как-то сами собой умерились, и по проекту планировки, выполненному в студии бывшего главного архитектора Александра Викторова, намыв должен был превратиться в этакое капиталистическое Купчино: плотная застройка, много машин, супермаркеты как главный объект инфраструктуры. Впрочем, и это неблагородное намерение едва ли осуществится, так как город пока не провёл на намыв коммуникации и едва ли сдержит обещание сделать это в ближайшее время. Сейчас от гостиницы «Прибалтийская» через строительный забор открывается вид на два недостроя посреди пустыря — идеальные декорации для авторского кино.
В результате проведённый конкурс кажется нелепицей: зачем он нужен, если даже на самые плохие решения нет ни денег, ни воли. Однако именно необъяснимость и наделяет его особым, чуть не сакральным смыслом. Когда все логические ходы исчерпаны, в силу вступает иррациональное.
Красивая картинка, где изображён эффектный вид на Петербург с моря, и есть главное достижение конкурса. Плохо — это не когда нет денег на строительство дорог, а когда не к чему стремиться. Перемены начинаются с намерений. В этом отношении в Петербурге, кажется, произошёл незаметный прорыв.
__________________

ENJINEER, xerx, Sechou liked this post

Last edited by xerx; December 24th, 2015 at 12:08 PM.
echinus no está en línea   Reply With Quote
Old December 23rd, 2015, 06:57 PM   #48
ENJINEER
Небоскребщик
 
ENJINEER's Avatar
 
Join Date: May 2007
Location: St.Petersburg
Posts: 13,833
Likes (Received): 12634

Да шут с ним, с ограждением кровли.
Тупо холодно будет в квартирах при таких решениях.
Не похоже, что учтены разводки коммуникаций, отопления в том числе...Ну это же жилье, а не ритейл.
А еще более тупо, что это просто ....некрасиво.
Вот потому сразу Орешкина сюда и двинули, что он вполне себе понимает то, что реально не понимают иностранные архитекторы....
__________________
Где тонко-там и рвется
ENJINEER no está en línea   Reply With Quote
Old December 23rd, 2015, 07:47 PM   #49
Evgeniy83
Registered User
 
Evgeniy83's Avatar
 
Join Date: Mar 2012
Location: SPb ⚓️
Posts: 1,847
Likes (Received): 6033

Да, смотрю ни у кого особого восторга от проектов то нету, и это на этапе, когда в принципе можно нарисовать и представить все что угодно
Скучновато, хочется туда Фостера и Хадид
__________________

Ritmo-F liked this post
Evgeniy83 está en línea ahora   Reply With Quote
Old December 31st, 2015, 07:21 AM   #50
Evgeniy83
Registered User
 
Evgeniy83's Avatar
 
Join Date: Mar 2012
Location: SPb ⚓️
Posts: 1,847
Likes (Received): 6033

Небесная линия намыва

О конкурсе на застройку части намывных территорий Васильевского острова и о своём проекте, разделившем победу с работой консорциума «КСАР+Orange», рассказывает руководитель архитектурного бюро «А.Лен» Сергей Орешкин.

http://archi.ru/russia/66888/nebesnaya-liniya-namyva

Орешкин: ...обязательно надо использовать их идею шпилей – это здорово..."

Quote:
...

- Конкурс был инициативой заказчика, или это была рекомендация города?
- Проведение конкурса – инициатива заказчика, компания «Glorex Development», плюс импульс исходил от главного архитектора Санкт-Петербурга Владимира Григорьева.
На мой взгляд, мы идём по пути Москвы, где уже несколько лет по инициативе главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова регулярно проводятся архитектурные конкурсы, привлекающие интересные составы участников.
Подобные конкурсы привносят в нашу практику очень важную вещь: необходимость проработки здания до деталей. У западных архитекторов есть перед нами очень большое преимущество из-за нашего советского «шлейфа», когда глубина разработки проектной документации была ничтожна. Если посмотреть сегодня действующий ГОСТ (по сути ещё советский), то он предписывает самый поверхностный объём проектной проработки: узел парапета, узел цоколя и что-то ещё, но не определены границы, до которых должен быть проработан рабочий проект. В России это всегда почва конфликта между заказчиком и архитектором. Если у нас существует три стадии объёмного проектирования и две градостроительного, то по миру их от восьми до четырнадцати, из которых четыре только подготовительные. Надеюсь, благодаря интеграции, этот разрыв нам удастся постепенно преодолеть.

- Заказчиком были озвучены какие-то образные предпочтения? Некоторые участники, в том числе и вы, использовании образы волн и парусов, хотя в целом бионика для вас не характерна…
- О стилистике речь вообще не шла. Были высказаны лишь самые общие пожелания: чтобы было ощущение морской набережной, ветра, путешествий, вольности… В той или иной степени все попытались это отразить. Разве что, Никита Явейн выдвинул прекрасную идею театральной постановки: окна его бизнес-центра задуманы как «телевизоры», в которые люди смотрели бы на прибывающие корабли. В его работах всегда присутствует театр, эксперимент.
Александр Скокан по-своему отразил тему Петербурга, привязав свои модули к высоте карниза Зимнего дворца и ритмике Дворцовой набережной.«Snohetta» использовала образ айсберга как обобщённый символ северного моря.
Наша образная линейка включает, в первую очередь, образ ветра. Я отталкивался от образов Финского залива, с которым связаны яркие воспоминания детства: это Зеленогорск, Солнечное, чистый песок, сверкающая рябь, тёплое мелководье. Но главным нашим лейтмотивом стал поиск чистой «небесной линии» морского фасада намыва по аналогии со знаменитой «небесной линией» главных набережных города. Если построить виртуальные контуры силуэтов зданий по улицам, примыкающим к набережным Большой Невы, то оказывается что и эти силуэты крайне органичны и несут весьма интересную эстетику. С учетом современных 3-D технологий эти силуэты можно соединить в небесные плоскости-«конверты», что мы и сделали на основе вычисленных модулей застройки Васильевского острова. Небесные плоскости создали уникальные силуэты по всем улицам нашего проекта, более того: так как это объёмное 3-D проектирование, все микрокварталы связаны друг с другом общей линией карнизов.
Что касается бионики – у нас всегда происходит борьба между образностью и рационализмом. На самом деле мы не раз обращались к бионике, хотя особо эти проекты не показывали: на градсоветах это обычно плохо воспринимается. Но в данном случае нужно было немного поступиться функциональностью в пользу образа. Другое дело, что сначала мы всё равно выводили техническую подоснову: какое должно быть жильё, как оно должно продаваться и т.д. А потом уже искали и просчитывали угол наклона крыш. Для этого весь Васильевский остров мы, как я уже сказал, «накрывали виртуальным одеялом», которое и дало нам масштаб этой волны.
На Васильевском острове есть несколько зон застройки разного масштаба: северо-восточная часть по проекту Трезини, ленпроектовская застройка реки Смоленки, прибрежный квартал Евгения Герасимова, постройки Ивана Фомина 1910-х годов... В итоге в ходе вычислений мы получили средний масштаб. Не хватило только немного времени, чтобы всё это образно «взорвать».
Ещё нам хотелось как-то намекнуть, что Петербург – это всё-таки торговый город, а это всегда красно-кирпичные пакгаузы. На фасадах в Амстердаме всегда висели крюки: когда корабль подходил, хозяин сидел внизу и договаривался, и на лебёдке сразу спускали тюки – т.е. торговля была доведена до совершенства. Хотелось этот элемент торгово-портового города отразить. Отсюда тёмно-кирпичные корпуса с усечёнными углами – это бизнес-центры, а жильё всё белое, светлое.
Все проекты имели яркие идеи, в том числе и наш. Все участники экспериментировали, все рисковали, и я не могу сказать, что какой-то проект не получился. Нет, все работы были хорошими, крепкими, и как говорили на послеконкурсной конференции, значительной разницы в качестве и уровне работ не было.

- Генплан фирмы «Генслер» мешал вам?
- При ближайшем рассмотрении мастер-план американской фирмы «Генслер», созданный в 2006 году для намыва, оказывается не таким несуразным, как на первый взгляд. Поскольку мы серьёзно изучали эту территорию, то выяснили, что все радиусы проведены из осмысленных, не случайных точек. Члены экспертного совета, обсуждавшие в своё время этот генплан, также говорят, что формально придраться было не к чему. Пожалуй, самый серьёзный момент – это инженерные сети, которые «не любят» острых углов, поскольку это требует серьёзных дополнительных мощностей. Здесь заложены огромные лишние расходы, которые выяснятся уже в будущем.

- Как будет складываться ваше сотрудничество с консорциумом «КСАР+Orange»?
- Предполагается, что наша команда будет адаптором проекта консорциума «КСАР+Orange». Мы тоже работаем на европейском уровне, чему заказчик, наверное, даже удивится. До санкций наше техническое оснащение было даже лучше, чем у многих западных коллег, поскольку мы, в отличие от ряда компаний, меняли программное обеспечение каждый год. Сейчас мы не можем себе этого позволить, поэтому ситуация выравнивается.
Определённо будет взят опыт работы консорциума «КСАР+Orange», их нацеленность на создание комфортной среды, но то, что они показали конкретно, требует серьёзного переосмысления в части границ проектирования. Формально довольно сложно выходить за границы участка, изменять контуры набережных и делать каналы, хотя на сегодняшний день технически возможно обеспечить в новых каналах приемлемый водоток.
Обязательно надо использовать их идею шпилей – это здорово. Каналы – также хорошая идея, если удастся осуществить это технически. Отдельная тема – решение набережной: здесь требуется серьёзная работа, координация с проектировщиками других участков и привязка к существующим набережным.
Я думаю, что в рамках одной общей градостроительной темы надо привлекать к работе разных архитекторов. Такая практика сложилась сегодня в Москве – например, на территории ЗИЛ. Лично я, по прохождении градостроительной фазы, привлек бы разных архитекторов, близких по духу и готовых работать в рамках общего архитектурного регламента и по стилистике, и по материалу фасадов. Эта мысль прозвучала и из уст главного архитектора Санкт-Петербурга Владимира Григорьева.
Когда крупные комплексы застроены одной рукой – там везде есть ощущение потери среды. В особенности современные кварталы «в одну руку» более 100 000м2 площади оказываются и градостроительно, и художественно обделёнными архитектурным вниманием.

- Каков график работы по этому проекту?
- Пока конкретных сроков нет, но заказчик настроен на серьёзную работу в Петербурге. Об этом можно судить хотя бы по тому, что «Glorex Development» начинает в Петербурге несколько проектов, причем каждый разрабатывается с участием известных архитектурных бюро, несмотря на то, что часть проектов, по сути, носит социальный характер практически без коммерческой прибыли.
В новогодние праздники точно будем отдыхать, а потом начнём консультации.
__________________

xerx, Fasterovich, estragon, Bassik, Ritmo-F and 4 others liked this post

Last edited by xerx; December 31st, 2015 at 11:39 AM.
Evgeniy83 está en línea ahora   Reply With Quote
Old January 12th, 2016, 03:50 PM   #51
ogonek
Registered User
 
ogonek's Avatar
 
Join Date: Jun 2011
Posts: 4,353
Likes (Received): 24532

Сорри за офф,а у данного проекта темы на форуме еще нет?
http://varlamov.ru/1558762.html
ogonek está en línea ahora   Reply With Quote
Old January 12th, 2016, 03:55 PM   #52
xerx
Moderator
 
xerx's Avatar
 
Join Date: Jul 2007
Location: СПб
Posts: 14,926

Вот уже и не офтоп...
__________________

ogonek liked this post
xerx no está en línea   Reply With Quote
Old February 6th, 2016, 11:17 PM   #53
Ringforce
Registered User
 
Ringforce's Avatar
 
Join Date: Oct 2012
Posts: 906
Likes (Received): 2293

Проект на намыве на сайте Glorax Development
http://gloraxdv.ru/projects/prospect/ntvo/
Ringforce no está en línea   Reply With Quote
Old February 7th, 2016, 07:43 PM   #54
Uldis
Дружище форума
 
Uldis's Avatar
 
Join Date: Aug 2009
Location: 東京に帰る
Posts: 1,340
Likes (Received): 2032

Не знаю, какая-то опустошенность от просмотра. Чисто имхо: да, первый со шпилями и был лучший. Но доминанты все равно недоделанные (не доросшие). Да и делить с кем-то первое место, значит ужиматься и искать компромисс.
Сначала начнут делать страдающие лица и показушно хвататься за сердце- при упоминании шпилей на зданиях. Потом упростится цветовая гамма, не будет никакой "позолоты" сверху... Она ж должна изображать- освещение закатными лучами?!.
А может и вообще ничего не будет. Сколько им там нужно домывать?! А каков срок реализации?!.
Не парадное какое-то лицо, какое-то генетически вырожденное. Как принц Чарльз в молодости.
Гора родила мышь. Грустно всё. Крест можно ставить на "фасаде".
__________________
И это- Правда!
片道

Ringforce, ARHANGELstGAVRIIL liked this post
Uldis no está en línea   Reply With Quote
Old February 26th, 2016, 01:01 PM   #55
echinus
Registered User
 
echinus's Avatar
 
Join Date: Apr 2010
Posts: 902
Likes (Received): 2269

«В эту атмосферу я верю». Интервью с Патриком Мейерсом, Йеруном Шиппером и Марией Пидодня
«Проект Балтия» побеседовал с представителями голландского консорциума KCAP + ORANGE, разделившего победу с петербургским бюро «А.Лен».
Мы начали разговор с партнерами ORANGE Патриком Мейерсом и Йеруном Шиппером, а позже к беседе присоединилась Мария Пидодня из KCAP.


Quote:
Владимир Фролов: В отличие от других команд, вы выступили в консорциуме с бюро KCAP. Почему было принято такое решение?

Патрик Мейерс: Мы всегда хотели поработать вместе с KCAP, и у нас уже был подобный опыт – один общий проект во Франции. Поэтому когда появился конкурс в Санкт-Петербурге, руководители KCAP решили, что это отличная возможность вновь объединить усилия.

В. Ф.: Есть ли типологические различия между студиями ORANGE и KCAP?

П. М.: KCAP, главным образом, градостроители, а ORANGE сильны в разработке архитектурных концепций для девелоперов, визуализации и авторском надзоре. Сочетание компетенций наших бюро, конечно, сделало проект сильнее.

В. Ф.: Какое впечатление на вас произвело ТЗ по Васильевскому острову – по сравнению с брифами других конкурсов, где вы принимали участие? И если говорить о территории, насколько это был сложный участок?

П. М.: Сложными и интересными были и участок и ТЗ, но на первом месте все же местоположение. Именно из-за него мы решили подать проект на конкурс. Перед нами уникальная возможность создать исторически важный объект, поскольку участок расположен в непосредственной близости от пассажирского порта, а новый комплекс – первое, что вы увидите, приплывая в Санкт-Петербург. Что касается ТЗ, то оно действительно отличается от обычных: все технические расчеты и показатели детализированы, хотя чаще конкурсы предполагают большую творческую свободу. Впрочем, для нас важным было, как и всегда, не просто понять главные требования программы, но вникнуть в то, что за ней скрыто, и, таким образом, выявить дополнительный потенциал проекта, неочевидный, возможно, даже для заказчика.

В. Ф.: Когда вы работаете на такой значимой – в урбанистическом смысле – территории, что для вас важнее: желания клиента или потребности самого города?

П. М.: Интересный вопрос. С одной стороны, был действительно очень детальный бриф с цифрами, фактами, всеми «фаворитами» эффективности: естественно, речь идет об интересах клиента. С другой стороны, уникальное расположение участка на берегу залива дает возможность сформировать новый фасад города. Мы старались ответить на оба запроса, в итоге у нас получился очень рациональный, точно отвечающий техническому заданию, но вместе с тем очень поэтичный проект («фантазийный торт», как мы его окрестили). Думаю, мы сумели сочетать рациональность и экономическую эффективность с образной выразительностью архитектуры, ничем при этом не жертвуя. Йерун Шиппер: Добавлю, что интересы города и заказчика на самом деле не столь уж далеки друг от друга, ведь если бы клиент не понимал преимуществ участка, он бы и не стал его приобретать. Потенциал территории очевиден.

В. Ф.: Ваша архитектурная концепция определенно взаимодействует с русским, если так можно выразиться, дизайн-кодом: позолоченные навершия зданий, живописность композиции, и притом петербургский по характеру силуэт комплекса – с относительно тонкими высотными доминантами. Как родилась данная идея?

П. М.: Если у вас сложился образ Петербурга, представление о его идентичности, то невозможно обойтись без этих деталей: шпили, шпили, шпили…

Й. Ш.: У каждого города есть свой цвет. Скажем, у Сиены это красный, у Петербурга – золотой. Конечно, это очень буквальная интерпретация иконического облика Петербурга. Мы старались найти способы использовать золото в нашей концепции, но в современном, модернистском ключе. Нам показалось это очень важным, потому что когда человек на корабле прибывает в Санкт-Петербург – нужно сразу формировать его представление об этом уникальном городе. Именно потому мы старались создать новую версию хрестоматийного образа.

П. М.: Золотые шпили формируют силуэт нового комплекса, что, с одной стороны, обеспечивает его видимость на расстоянии 30–50 километров, а с другой – позволяет разместить на вершине квартиры с панорамным видом: это очень логично, если исходить из непосредственной близости участка к заливу. Здесь скрыты дополнительные возможности для девелопера и его коммерческой деятельности: естественно, видовые квартиры продаются дороже.

Й. Ш.: Такое решение комплекса порождает двойной эффект, работая и на силуэт города, и на жителей квартир, которым обеспечивается определенный уровень жизни. Кроме того, мы внимательно отнеслись ко всем процессам, происходящим на уровне земли. Нельзя ограничиться созданием эффектной формы, надо также обеспечить комфортную урбанистическую среду, где удобно работать и жить, да и просто гулять. Совместить эти задачи было нелегко. Если просто нарисовать открытую планировочную структуру, поставить объекты в поле, то жителей сдует ветер. Наша планировка состоит из закрытых кварталов, где на первых этажах будет располагаться вся инфраструктура, необходимая для полноценного функционирования района. В итоге получился «город в городе»: с офисами, торговыми галереями, каналами и бульварами. Если же вы оказываетесь внутри зданий, то можете подняться наверх – в город башен. Так возникла концепция верхнего слоя, который отличался бы определенными качествами. Жизнь в пентхаусе дает иное восприятие пространства, чем если вы находитесь в основной части кварталов и на улицах, – мы решили это подчеркнуть при помощи цвета.

П. М.: Кроме того, мы стремились обеспечить разнообразие пространственных решений в жилой архитектуре, потому что его в России не хватает. В полученном задании вариативность программы – от 30 до 40 метров. В Голландии всё совсем иначе: там вариативность находится в пределах 20 и 50 или 100 и 200 метров, так что типологии жилых объектов абсолютно несходны. К тому же у нас здания не копируют друг друга и каждый квартал получает собственную идентичность. То же касается ландшафтных решений, а подход к организации жилья внутри каждого здания отличается гибкостью.

В. Ф.: Участок, с которым вы имели дело, принадлежит к большой новой территории в городе, каковая, на мой взгляд, должна развиваться комплексно. Достаточно ли у вас было информации о соседних участках, предоставил ли ее город или заказчик?

П. М.: Мы получили информацию от девелопера о том, что планируется на прилегающих территориях, но в своей работе руководствовались другим подходом, больше концентрируясь на интерпретации исторической застройки Петербурга и пытаясь понять, чему можно у нее научиться. В меньшей степени мы ориентировались на решения советского периода. К тому же расположение участка непосредственно на берегу предполагает большую свободу для творчества.

В. Ф.: Канал, которым вы окружили участок проектирования, был своего рода способом дистанцироваться от того, что происходит с другими сегментами намывной территории?

П. М.: В целом, это был способ выделить участок как особое пространство. Надо понимать, что в данный момент намыв еще не полностью осуществлен, потому сделать каналы очень легко, нужно просто оставить воду на месте. Мы посчитали, что оригинальность участка будет усилена, если он не станет частью большой территории, а получит собственную идентичность – как полуостров, куда всегда особенно хочется попасть. Такая пространственная типология притягивает, подобно жемчужине. Да и сам характер Петербурга связан с водой.

В. Ф.: На конкурсе ваш проект разделил победу с предложением петербургского бюро «А.Лен». С местной точки зрения, ваш проект больше похож на архитектурную фантазию – по сравнению с прагматичной схемой соотечественников, весьма рациональной и точно отвечающей заданию. Как вы оцениваете возможность совмещения этих двух подходов при дальнейшем проектировании?

Й. Ш.: Мы из Голландии, а голландцы, как известно, очень прагматичные люди. Предлагая такую «фантазию», мы на самом деле точно знаем, как ее воплотить в жизнь. Над проектом мы работали вместе с KCAP, поэтому он уже является совмещением двух различных методов. Нам, кроме того, представляется, что сотрудничество с местной командой усиливает шансы на реализацию всего проекта, поскольку бывает так, что конкурс выигрываешь, а потом ничего не происходит. В общем, для нас это возможность сделать еще один шаг вперед. В России не так уж много проектов осуществлено иностранными бюро, тем более в одиночку.

В. Ф.: Важным аспектом задания, насколько я понимаю, была квартирография. Запрос на проектирование однушек и студий сегодня значительно вырос, по различным причинам. В то же время сама подобная типология представляется совершенно не гибкой. Можно ли создать открытую к трансформациям планировку, используя такие маленькие ячейки?

Й. Ш.: Мы отделяем конструктивную схему от решения планировок этажей, поэтому адаптироваться к изменениям технически возможно. Однако тут есть вопрос собственности. Если человек купит две квартиры рядом, то их можно будет объединить в одну.

К беседе присоединяется Мария Пидодня.

В. Ф.: Мария, каковы ваши впечатления от конкурса и от процесса проектирования?

Мария Пидодня: Я занимаюсь всеми проектами бюро KCAP в России, специализируюсь на жилье. Работая над проектом для Васильевского острова, я также проверяла соответствие наших решений местным нормам, культурным кодам, старалась обеспечить необходимую эффективность в выборе типологии жилья, потому что именно этот сектор более всего интересует клиента. Нужно было добиться разумной, качественной планировки. KCAP, как и ORANGE, имеют богатый опыт в подобном проектировании. Над мастер-планом я работала в тандеме с коллегой-финкой, Рииккой Туомисто, и мы с самого начала вместе принялись решать непростые задачи ТЗ. Сложность состояла в необходимости свести воедино желания заказчика и российские нормы. Требование ТЗ соблюсти 50-процентное соотношение жилья и коммерческих функций тоже добавило трудностей. Рабочий процесс между нами был похож на пинг-понг, а позже к игре присоединились специалисты по архитектуре, градопланированию, ландшафтному дизайну, знатоки в области типологий, визуализаторы. Патрик Мейерс, занимавшийся 3D-моделированием, – настоящий волшебник, и когда он сделал первый рендер, весь офис сбежался смотреть картинку. Особенно важным представлялось мнение Риикки, с ее знанием Балтики, и первым, что она произнесла, было: «Да, в эту атмосферу я верю».

В. Ф.: Вы сказали, что занимались сверкой проектных решений с местными нормами и правилами, однако предлагаемый вами канал, который окружает участок, совсем, кажется, не соответствует прагматичным подходам, осуществляемым девелоперами и городом в последние годы.

М. П.: Тут дело не в нормах, а в амбиции. Петербург гордится своими каналами, и перед нами был уникальный шанс вернуться к подобному решению.

П. М.: Есть еще одна важная вещь. В современном городском планировании мы должны всё более активно управлять водой и осадками. В ситуации изменения климата, с увеличением площади твердых покрытий в городах, в моменты пиковых нагрузок, например во время ливня, городские системы водоотведения уже не справляются со своими задачами. Если вы посмотрите на современные урбанистические проекты в Голландии, то увидите активное использование ландшафтных резервуаров воды (в профессиональной практике они обозначаются термином wadi). И это делается не в силу романтических побуждений, это вопрос управления водоотведением. Замедляя попадание дождевой воды в систему ливневой канализации, мероприятия по организации вади, в данном случае в виде канала, будут решать также вопросы более стабильной работы всей системы.

В. Ф.: Предлагали ли вы экономическое обоснование решения с каналами заказчику?

М. П.: Безусловно. Кроме того, могу привести конкретный пример. KCAP разработали мастер-план FredericiaC в Дании – это бывший промышленный район в прибрежном городе Фредерисия; проект сейчас реализуется. Мы предложили на том участке тоже прорыть каналы. Клиент стал спрашивать для чего, жаловаться на дороговизну и т. д. Тогда мы привлекли партнерскую компанию, занимающуюся финансовым консалтингом, из Роттердама, с которой давно сотрудничаем, и они, просчитав проект, доказали, что, добавив каналы, мы повышаем коммерческую ценность участка на 10–15 процентов. Кроме того, мы даем городу новую идентичность, а также получаем отличный бизнес-кейс.

В. Ф.: На фоне серьезного давления бизнеса и административного нормирования на профессию, можете ли вы сказать, что всё еще верите в архитектуру?

М. П.: Конечно, мы должны доказать заказчику, что проект реализуем. Наша задача как архитекторов и состоит в том, чтобы создать качественное и убедительное решение.
__________________

Almak, xerx, Ritmo-F, Evgeniy83, self liked this post
echinus no está en línea   Reply With Quote
Old March 4th, 2016, 02:09 PM   #56
echinus
Registered User
 
echinus's Avatar
 
Join Date: Apr 2010
Posts: 902
Likes (Received): 2269

«Морской фасад»: спор о фрагменте
Международный конкурс на разработку архитектурно-градостроительной концепции развития намывных территорий на Васильевском острове, проведенный под эгидой Комитета по градостроительству и архитектуре Санкт-Петербурга компанией Glorax Development («Глоракс девелопмент»), стал одним из наиболее значимых событий в архитектурной жизни города за последнее время. Мы попросили участников конкурса, а также независимых экспертов, назвать и проанализировать достоинства и недостатки проектов.


Quote:
«Новая золотая мечта». Проект консорциума KCAP + ORANGE (Нидерланды)
1-я премия


Патрик Мейерс, партнер ORANGE Architects, партнер CIMKA

Наша главная идея заключалась в том, чтобы создать знаковый для города и комфортный для жизни проект. Получившаяся в результате концепция учитывает все характерные особенности Петербурга, расположение участка на побережье Финского залива и совмещает в себе разные функции. Возникнет динамичное и красивое место для петербуржцев, в том числе для жителей района, и туристов, с развитой инфраструктурой, комфортными внутренними дворами, окруженное водой, с несколькими высотными доминантами, которые обеспечат прекрасный вид на залив и на исторический центр города. Разрабатывая стилевую концепцию, мы отталкивались от исторического облика Петербурга. Цвет города – золотой, поэтому мы старались найти способы использовать золото в нашем проекте, но в современном, модернистском ключе. Золотые шпили комплекса создают эффектный иконический образ, различимый на большом расстоянии с Финского залива.

Разрабатывая мастер-план, мы стремились сформировать мультифункциональную часть города, с разнообразной программой, включающей в себя жилую застройку и коммерческую недвижимость, с учетом существующих российских, в том числе петербургских, строительных норм. Чтобы проект был реалистичным и сохранял жизнеспособность в долгосрочной перспективе, он должен быть гибким, способным легко адаптироваться к изменениям в программе на стадии строительства. Структура комплекса разработана на основе сетки, что позволяет модифицировать проект без ущерба для архитектурной концепции.

Такая схема сама по себе не привязана к конкретному контексту, поэтому может быть легко применена на других участках города. Однако для того чтобы разработать наилучшее решение для здания, необходимо учитывать контекст и программу; все долговечные сооружения и генеральные планы уникальны, как и проект «Новая золотая мечта», созданный специально для этого великолепного места на берегу Финского залива.

Комментарии экспертов

Владимир Линов, заслуженный архитектор России, доцент СПбГАСУ

Я был рад увидеть предложение создать сеть новых каналов в этом районе Васильевского острова, поскольку являлся одним из авторов подобной концепции в конкурсном проекте бюро «Студия-17» еще в 2005 году.

В проекте KCAP + ORANGE использованы все достижения европейского городского планирования, вошедшие в практику с 1990-х годов. Очевидна и преемственность по отношению к местной традиции. Создана частая сетка дорог, для чего к транспортным артериям района добавлены пешеходные аллеи, делящие большие кварталы на мелкие. Представлены различные типы общественных пространств: бульвары, маленькие площади (плазы), рекреационные набережные. Форма кварталов почти замкнутая, она изолирует дворовое жилое пространство от транзита посторонних и от ветра (что особенно важно в этом районе).

Чрезвычайно интересен прием создания объемной композиции, использующий в застройке каждого квартала протяженные мало- и среднеэтажные здания и высотные башни, которые все вместе образуют замкнутый двор. Такой прием использовался в американской архитектуре начала ХХ века, и он же был применен Хансом Коллхоффом в конкурсном проекте реконструкции района Александерплац в Берлине в 1990-х годах. Подобная застройка позволяет, при высокой плотности жилого фонда, придать человеческий масштаб всем улицам и площадям, основной фронт которых состоит именно из мало- и среднеэтажных зданий. Высотные башни использованы для формирования морской панорамы, разноплановой и богатой в силуэтном отношении.

Дизайн наверший башен в проекте нарочито наивен и литературен: перекличка со шпилями и куполами исторического центра города очевидна. Будет очень интересно наблюдать, как изменится дизайн этих элементов, если в процессе застройки сохранится изначальный авторский коллектив.

Как специалист по проектированию жилых зданий я считаю нерациональной конструктивную сетку с пролетами 2,8 и 5,6 метра. Осевой размер в плане 2,8 метра слишком мал для качественной планировки жилой комнаты (2,6 метра ширины в чистоте), а осевой размер 5,8 метра, соответственно, слишком мал для двух жилых комнат (2,6–2,7 метра ширины в чистоте). Впрочем, при дальнейшей работе, в соответствии с теми или иными стандартами комфорта жилья, это решение может быть изменено.

Проект бюро «А.Лен» (Санкт-Петербург)
1-я премия


Сергей Орешкин, руководитель бюро «А.Лен»

Первоначально основной упор в проекте был сделан на создание среды, комфортной для жизни. Все кварталы объединены большой парковой зоной с велодорожками, что компенсирует отсутствие зеленых пространств в этой части Васильевского острова. Вторым ключевым моментом при разработке концепции был поиск образа морского фасада города. Здесь мы отталкивались от уже принятых архитектурных «аксиом»: «петербургская верста», «карниз Зимнего дворца», «квартальный модуль»… Было важно учесть и наследие советской архитектуры. Мы проанализировали линии карнизов наиболее характерных кварталов Васильевского острова в разные исторические периоды; получившаяся в результате «небесная плоскость» стала основой для формирования силуэта нового квартала.

Работая над образом квартала, мы осмысляли не только знаковые для города панорамы и главные магистрали, охраняемые государством, но и второстепенные, например неохраняемые панорамы малых рек, Обводного канала, канала Грибоедова. Получившаяся матрица «небесной плоскости» – своего рода «дизайн-код» небесной линии Санкт-Петербурга. Эту матрицу можно экстраполировать и на другие кварталы; если бы нашлась возможность ее «подарить» застройщикам соседних кварталов, то это был бы огромный плюс для всей территории намыва. Подобная мысль была в свое время у генпроектировщика – Gensler: смоделировать и просчитать высотность для всех кварталов.

Наш конкурсный проект очень глубоко проработан; это было отмечено международным жюри. Важно и то, что наша программа активно реагирует на изменения рынка: уделив особое внимание вопросу квартирографии, мы, например, не проектировали глубоких квартир с темной задней частью. Если площадь квартиры превышает 80 квадратных метров, то она всегда будет зонирована. Продумано соотношение жилых и нежилых площадей. В дальнейшем мы бы хотели продолжить работу и, совместно с KCAP и ORANGE, создать качественную и комфортную жилую среду.

Комментарии экспертов

Руслан Тимашев (Институт территориального развития)

Если говорить о преимуществах проекта «А.Лен», то здесь стоит отметить смешанное использование территории. Каждой функции предоставлено здание, отличающееся своей типологией и архитектурой от других. Исходные кварталы образованы кластером функций «жилье – бизнес-центры». Эта связка нашла ясное отражение во внутренней структуре каждого квартала и в архитектуре зданий: функциональная начинка читается уже из формы застройки. Также наполнение каждого квартала именно кластером функций позволяет избежать функциональной монотонности и способствует формальному разнообразию. Разнообразие это имеет четкую градостроительную структуру. Жилые здания представлены полузамкнутыми кварталами, офисные – единичными объемами. Это положительный момент, так как даже при изменении или упрощении формы отдельных зданий структура кластера не пострадает.

Типология жилых домов – полузамкнутая периметральная застройка. Трансформация такой ячейки при дальнейшем проектировании позволит сохранить целостность концепции.

Теперь о недостатках. Проектом декларируется активный водный фронт смешанного использования, однако непосредственного выхода к воде нет, поскольку фронт занят морским портом. В проекте не дифференцированы зоны новых кварталов и уже существующего морского порта, и, скорее всего, режим использования порта снизит качество жилой среды.

В презентации показан алгоритм определения структуры пространства и силуэта застройки, представляющий собой коллекцию планировочных приемов Васильевского острова, однако в самом решении застройки он не находит ясного отражения. Продемонстрированный принцип построения планировочного модуля представляет собой математический процесс тесселяции геометрических фигур, заимствованный из компьютерной графики и служащий для линейного увеличения деталей. Едва ли он подходит для пространственного планирования.

Таким образом, схемы формообразования в проекте случайны и не преследуют какой-либо цели, кроме формирования силуэта.

Акцент в виде зеленой ленты, проходящий через всю территорию, не поддержан объемными и пространственными решениями и поэтому формален. Не учитывается и то, что из-за детских садов и школы у территории не будет явной проницаемости. Поэтому подобный прием «кодирования» территории окажется непросто воплотить в жизнь.

Маркус Аппенцеллер, директор международного бюро MLA+

Архитектурное бюро «А.Лен» предложило городской квартал, состоящий из сравнительно небольших зданий, сгруппированных в открытые блоки. Западный фронт участка застроен более плотно, для лучшей защиты от непогоды. Высота зданий то падает, то нарастает, достигая пиков на углах участка. Хотя мелкоячеистая структура может обладать рядом преимуществ, здесь ее потенциал не раскрыт полностью: только у небольшого количества квартир есть непосредственный вид на море. В проекте предусмотрен зеленый коридор, который проходит через весь квартал и становится причиной размывания границы между частным пространством дворов и общественными зонами. Предложенный архитектурный язык не слишком соответствует специфике Петербурга, зато воспроизводит весьма распространенные приемы западноевропейского проектирования. В целом концепция выглядит несбалансированной и недостаточно контекстуальной.

«Горный хребет Васильевского». Проект бюро Snøhetta (Норвегия)


Даниэль Берлин, архитектор MAA MArch Snøhetta

Мы стремились сформировать характерный силуэт для нового квартала; это особенно важно, если учесть расположение участка на берегу Финского залива. Другой особенностью нашей конкурсной работы стала замкнутая структура дворов, позволяющая обеспечить внутри квартала собственный микроклимат.

Основной принцип, которым мы руководствовались, – создание формы путем вычитания.Смысл в том, чтобы отойти от привычного аддитивного подхода в процессе проектирования. Для этого нужно максимально увеличить объем искомого объекта, а дальше создавать форму путем вычитания, в зависимости от заданных параметров, будь то внешний вид, инсоляция, преобладающие ветра и т. д. Такой подход вполне может найти применение и в других проектах аналогичного масштаба.

Комментарии экспертов

Владимир Линов, заслуженный архитектор России, доцент СПбГАСУ

Главное достоинство и в то же время главный недостаток проекта – образ застройки. Заявлена морская панорама, силуэт которой навеян волнами, парусами, айсбергами и прочими атрибутами моря. Несмотря на явную литературность и простоватость этих ассоциаций, объемная композиция, если ее рассматривать как произведение изобразительного искусства, выглядит интересно. Рельеф с такой поверхностью мог бы стать экспонатом приличного музея современного искусства.

Однако та же композиция, реализованная в огромном масштабе и претендующая на роль городской застройки, не способна выполнить стоящие перед ней задачи: стать морской панорамой громадного города, обозначить важный элемент этого города – морскую гавань, создать на внутренней части территории комфортную среду делового центра и жилых кварталов.

Композиция, перенесенная в другой масштаб, стала монотонной схемой. В этой схеме отсутствует то, что бывает так привлекательно в морских панорамах и в прибрежных кварталах исторических городов: сложность формы и ощущение длительности существования городской среды.

Вся планировка жилой и деловой территории выполнена в угоду упрощенной композиционной схеме. Внутриквартальные пространства оказываются не защищенными от ветра, поскольку со всех сторон, в том числе с запада – стороны преимущественных ветров, застройка имеет разрывы, чтобы здания напоминали плавающие в пространстве айсберги. Не принимается во внимание то, что ветра, довольно сильные в данной части города, достигают силы урагана между близко расположенными зданиями высотой в 15–20 этажей.

Через разрывы между строениями проложен транзитный пешеходный путь из одного квартала в другой; из-за этого пешеходного пути жители лишены необходимой степени изолированности их жилой территории. Поиск других форм общественных пространств, например пешеходных площадей, авторов не интересовал.

Сами кварталы остались сравнительно большими, того же размера, что и в проекте планировки района. Возможность разбивки кварталов на более мелкие частой сеткой улиц – не была использована.

В целом проект Snøhetta выглядит формальным ответом на сложную и реальную задачу.

Маркус Аппенцеллер, директор международного бюро MLA+

Проект Snøhetta предлагает систему, основанную на идее «двора-оазиса», укрывающего внутреннее пространство квартала от ветров. Контрастное разделение между приватной (озелененной) и публичной (серой) средами еще больше подчеркнуто мостами, призванными соединить эти зоны. Пространству, открытому в город и состоящему из набережных и улиц-коридоров, недостает разнообразия.

Объемное решение комплекса, навеянное формой айсберга, можно считать необычным для Санкт-Петербурга, но оно уже неоднократно использовалось в проектах для других городов. Именно архитектурный язык проекта вызывает наибольшие сомнения, так как для того, чтобы идея была воплощена, необходимо тотальное его применение ко всем элементам комплекса, а это может оказаться крайне сложным в условиях поэтапной застройки.

Проект бюро «Студия 44» (Санкт-Петербург)

Никита Явейн, руководитель бюро «Студия 44»


В нашем предложении территория четко разделена пополам на две функциональные зоны: жилую и общественно-деловую. Жилая зона застроена домами П-образной формы. Дворы-курдонеры обращены на юг, что защищает их от ветров с залива. Приватные пространства дворов отделены от проектируемого бульвара колоннадами и декоративными оградами.

Со стороны морского пассажирского порта фронт застройки сформирован офисными зданиями преимущественно в шесть этажей. Отдельно стоящие башни объединены общим подиумом и этажом-плитой на высоте около 23 метров. В этой плите сосредоточены рестораны, кафе, бары, конференц-центры, переговорные и т. п.: с панорамными окнами и видом на порт. Офисные здания обрамляют гавань наподобие грандиозной колоннады, предваряя зрелище Петербурга.

Между общественно-деловой и жилой застройкой, на высоте пять метров от поверхности земли, проложена пешеходная улица с магазинами, ресторанами, заведениями досуга и сервиса. Эта улица длиной один километр, наряду с эспланадой вдоль набережной и этажом-плитой, входит в единую систему общественных пространств. Офисная доминанта у западной оконечности пешеходной улицы заслоняет ее от ветра с залива.

Нашей главной слабостью оказалась излишняя честность. Мы учли все предписанные регламенты и нормы. Строго по регламенту мы разделили кварталы – «пятьдесят на пятьдесят» – на жилье и общественно-деловую застройку. Так поступили только мы и «Остоженка» Скокана. Победители игнорировали регламент, сделали сплошное жилье. И еще один момент: по-честному следуя законодательству, мы разместили в кварталах нормативное число школ и детских садов. Поэтому у нас дворовые пространства больше, а плотность застройки и выход площадей меньше, чем у победителей, – они-то про детсады и школы, на минуточку, «забыли»!

И, как ни парадоксально, в этих мнимых слабостях – сильные стороны нашего проекта. Площадки, прилегающие к гавани морского пассажирского порта, пока чуть ли не единственное место, где город вплотную подходит к морю. И я убежден, что обрамлять порт должна именно общественная застройка; отдать под жилье это важнейшее для городского сообщества место – абсолютно неправильно!

Если говорить о том, что из нашего проекта потенциально применимо на иных участках, то это, в первую очередь, принцип шлюзования различных сред и типов пространства (в данном случае – города и порта) через разрывы во фронте застройки, через все эти порталы и рамы. Не только в данном проекте, но и раньше, мы стремились к максимальному взаимопроникновению застроенной суши и воды, например с помощью каналов, заканчивающихся ковшами-гаванцами, куда заходит маломерный флот. Это очень петербургская тема, идущая из петровских времен; она рано или поздно будет востребована. Ну, и удачных фасадных решений у нас в данном проекте было много, – это даже члены жюри отметили.

Комментарии экспертов

Антон Финогенов, генеральный директор Института территориального планирования «Урбаника»

Проект «Студии 44» демонстрирует яркий пространственно-композиционный образ. Жилая среда максимально защищена от ветрового воздействия. Отдельно следует отметить чувство юмора авторов. Проект соответствует нормативным технико-экономическим параметрам и демонстрирует достаточность парковочных мест, чего нет у победителей. Однако уровень детализации проекта уступает предъявленному лидерами конкурса. Экономически и функционально не проработана и не обоснована идея создания гигантской эксплуатируемой кровли, венчающей комплекс зданий вдоль морского пассажирского терминала. Подобное решение выглядит особенно сомнительным, если учесть ветровые нагрузки, которыми характеризуется не только юго-западное направление, но и западное и северо-западное.

Проект бюро Cino Zucchi Architetti


Из объяснительной записки к проекту:

Конкурс на проект застройки намывных территорий – просто невероятная возможность для иностранных и российских архитектурных бюро проявить себя, представить новые идеи архитектурного будущего Санкт-Петербурга. Частные и публичные инициативы объединились, чтобы в городе, находящемся на пике международной архитектурной истории, дать задачу участникам конкурса – представить предложения, сочетающие баланс городской среды и природного ландшафта, интимности внутренних пространств и разнообразия активностей городской жизни. С самого основания Санкт-Петербург объединял два измерения, противопоставляя плотную сетку городских кварталов и позолоченные купола соборов, сверкающие в лучах северного солнца.

В нашем проекте на намывных территориях мы искали правильное соотношение между улицей и традиционной для этого места жилой типологией. Это жилье для среднего класса, и мы пытались создать достаточно органичный городской проект, но в то же время сохранить высокий уровень качества квартир. Выдержать требования к квартирам, полученные от заказчика.

Сейчас мы уделяем большое внимание практике использования первых этажей жилых комплексов в России, это очень важно для нас и для данного проекта. Потому что мы хотим создать атмосферу добрососедства. Главный вопрос – как этого добиться в России. Как найти правильное соотношение между частными и публичными интересами? Это будет очень важно для жителей данных жилых кварталов – создать ощущение приватности и безопасности, но не оторванности от окружающей среды. Для каждой страны характерны свои представления об этом. Нам важно приблизиться к русскому менталитету, понять ощущения и взгляды людей на жилье и его выбор. Мы попытаемся создать городскую среду, которая базируется на идее единства и добрососедства.

Комментарии экспертов


Маркус Аппенцеллер, директор международного бюро MLA+


Архитектурное бюро Чино Дзукки предложило открытую на север структуру в форме «расчески». Хотя это планировочное решение позволяет обеспечить большому количеству квартир вид на Финский залив, в результате не создается урбанистической атмосферы, соответствующей прибрежному участку с такой плотностью заселения. Сомнительно, что подобный открытый характер кварталов в конечном счете будет качественно отличаться от характера соседней застройки микрорайонного типа. Волнообразная форма зданий потребует дополнительных затрат, что при нынешних условиях рынка может быть затруднительным.

Ансамбль, предложенный для западной оконечности участка, достаточно интересен, он выступает в качестве «направляющей доминанты» и может быть реализован поэтапно. В целом же, архитектурное решение недостаточно отвечает специфике территории, а кроме того, потребует значительных финансовых затрат на реализацию при сохранении заявленного качества.

Сергей Падалко, руководитель бюро «Витрувий и сыновья»

На мой взгляд, это не самая удачная работа уважаемого архитектора. В данном конкурсном предложении Чино Дзукки, вероятно, опирался на свой богатый опыт проектирования и строительства в Южной Европе. Но мы имеем дело с суровыми реалиями самого северного мегаполиса в мире. Жесткий дефицит солнечного света, круглогодичное воздействие сильных ветров со стороны Финского залива, – таковы некоторые неприятные особенности участка, предложенного к застройке.

К сожалению, эти обстоятельства совершенно обойдены вниманием CZA. Отказ от периметральной застройки, уместной в данном случае, обращение дворов на север и в сторону воды – не способствуют улучшению микроклимата. В предложенной композиции дворовые пространства затенены и открыты всем преобладающим ветрам.

К тому же ориентация торцов зданий в сторону ковша пассажирского порта придает развертке «морского фасада» некоторую суетливость и раздробленность. И в этом заключается еще один большой минус представленной работы. Между тем создание силуэта и запоминающегося образа «морского фасада» города, на мой взгляд, важнейшая композиционная задача для участка, застройка которого должна стать достойным продолжением традиций петербургской-ленинградской архитектуры.

Проект бюро «Остоженка» (Москва)


Валерий Каняшин, главный архитектор проектов бюро «Остоженка»

Мы считаем, что решение задач конкретного участка не должно отрицательно отражаться на идентичности города как целостного охраняемого объекта-памятника мирового значения, поэтому следовало исключить из проектного арсенала чрезмерно экзальтированные решения, равно как и слишком космополитичные, которые хороши везде – от Дубая до Шанхая – и всего через несколько лет рискуют стать рутиной.

Идеальное соответствие ландшафту – главная черта исторической застройки Петербурга. Это горизонтальный город с редкими вертикалями доминант. Ограничение высоты зданий (23,5 метра) образовало уникальные перспективы улиц с почти единой на всем их протяжении высотой карниза. Особенно выразительны набережные, чья «встроенность в ландшафт» достигает наибольшей выразительной силы: тонкая горизонтальная полоска, составленная фасадами, заключена между бурным небом и водной поверхностью.

Действуя в русле этой традиции, мы в качестве эталона (как «Севрский платиновый метр») приняли хрестоматийную застройку Дворцовой набережной, ее высоту фасадов и основные членения. Узкие, протяженные корпуса обрамили южную и восточную стороны водного зеркала порта, образовав тот самый «морской фасад»: ясный, строгий, с легкой вертикалью на восточном мысу. Движение гораздо более массивных и высоких судов на фоне этой рамки создаст уникальный визуальный эффект сродни театральному. Эта рамка одновременно является организующим началом для застройки, расположенной к западу и югу от нее, – застройки, которая может быть гораздо более свободной и разнообразной по стилистике.

Комментарии экспертов


Елена Миронова, главный архитектор Института территориального развития


В планировочном решении «Остоженки» заложено четкое зонирование территории: деловая, жилая застройка, рекреация. Общественно-деловая функция формирует вторую линию портовой набережной, и, таким образом, жилая застройка экранируется от негативного воздействия портового терминала. Жилье имеет строгую ортогональную структуру и не пытается занять всю территорию участков. Авторы создают небольшой линейный парк, который включает в себя культурно-выставочный центр. Это решение позволяет сформировать значительную территорию общественного пространства, раскрытую на акваторию Финского залива.

Маркус Аппенцеллер, директор международного бюро MLA+


Согласно проекту «Остоженки», здания образуют микроблоки, которые вместе с другими подобными зданиями и линейным объемом создают более крупные городские блоки. Данная модель отличается большей смелостью, и подобное решение идеально подходит для побережья Финского залива. Сложно сказать, как в итоге будут работать открытые пространства, поскольку архитекторы не показали этого в проекте. Вдоль северного края площадки, с видом на акваторию порта, архитекторы предлагают разместить линейные здания с квартирами, ориентированными только на север. Хотя это оптимально для раскрытия вида на залив.

Комментарии к конкурсу в целом


Антон Финогенов, генеральный директор Института территориального планирования «Урбаника»


Практику проведения архитектурных конкурсов частными девелоперами, с привлечением опытных и зарекомендовавших себя российских и международных компаний, можно только приветствовать. Петербург, в отличие от Москвы, стал городом, слишком «закрытым» для новых идей, решений и открытой конкуренции в сфере архитектурного и градостроительного проектирования. Надеюсь, данная тенденция будет сломлена.

Отрадно, что в исходном ТЗ от девелопера нет доминирования жилой функции: около 40 процентов площади помещений отдано под коммерческую застройку.

Однако показатели плотности застройки и анализ квартирографии проектов демонстрируют исходную установку на среду экономического класса. В рамках жилой среды доминируют квартиры-студии и малогабаритные однокомнатные квартиры площадью до 33 квадратных метров (доля таких квартир, например, в проекте «А.Лен» – 60 процентов). Плотность застройки – более 30 тысяч квадратных метров на гектар. Подобное соотношение плотности и класса квартир требует очень сложной и тонкой социально-экономической программы развития территории – программы, упоминания о которой нет ни в ТЗ, ни в конкурсных проектах. Если девелопер и участники конкурса хотят реализовать в России прецедент малогабаритных, но высококомфортных квартир для среднего класса, то требуется продемонстрировать социальную и экономическую модель функционирования такого формата в отечественных условиях.

На мой взгляд, для территории главного «морского фасада» Северной столицы выдвинута изначально неправильная установка. Не может лицо города формироваться малогабаритным жильем экономического класса! Это упрек скорее не девелоперу, а городской градостроительной и экономической политике. Формат застройки эконом-класса становится фактически безальтернативным на территории намыва, если не реализуется специальная городская программа развития упомянутых территорий.

Таким образом, участники конкурса были поставлены в очень сложные условия в части технико-экономических требований к застройке и пространственных характеристик участка, который имеет вытянутую и разорванную форму вдоль тылового фасада морского пассажирского терминала и городского автобана (Западный скоростной диаметр). Лишь небольшой фрагмент участка имеет прямой выход к морю.

Общая проблема проектов – слабая проработка тематики развития общественного транспорта: как до, так и после строительства запланированной станции метро «Морской фасад». Высокая доля коммерческих функций и потенциальная рекреационная привлекательность территории требуют решений не только в сфере автомобильного транспорта, причем уже на стадии концептуального проектирования.

В целом повторю, что подобные конкурсы важны, поскольку они провоцируют и поддерживают среди петербуржцев и отечественного профессионального сообщества необходимую дискуссию о качестве развития города. Возможно, это последний шанс обратить внимание властей на деградирующее градостроительное и архитектурное качество застройки новых территорий Петербурга. Очевидно, что силами девелоперов можно только разработать концепцию, технически намыть территорию, но не создать международно значимые градостроительные символы Петербурга XXI века.

Валерий Каняшин, главный архитектор проектов бюро «Остоженка»

Хочу подчеркнуть, что предложенный конкурсный участок сам по себе, конечно, не может претендовать на роль «морского фасада», если учитывать факт существования соседних территорий с не менее важным местоположением. Необходимо искать образ и совокупное решение для всех этих территорий. Мудростью было бы принять путь, не закрывающий такую возможность.

Учитывая тенденцию прироста намывных участков, можно предположить, что теперешний «морской фасад» не последний и что в дальнейшем он будет не некой линией, а пространством, вмещающим траекторию движения судов. И в этом случае, рискну предположить, роль уникальных объектов, встречающих суда, могут выполнить некие общественные сооружения общегородского значения (хороший пример – Сиднейский оперный театр). Для строительства подобных сооружений есть шанс привлечь финансирование и из бюджета, и из частных источников. Получить иконические здания на участках, которые осваиваются обычными частными девелоперами, крайне маловероятно, тем более если две трети застройки – жилье эконом-класса, как в нашем конкурсном случае.

Для иллюстрации этого предположения прикладываю схему возможной дальнейшей экспансии застройки, где на завершении главной городской оси, продолжения Невского проспекта, на вновь намытом небольшом полуострове может быть размещен крупный многофункциональный общегородской объект, сооруженный по результатам международного конкурса.
__________________

xerx, lt-feel, self, estragon, Almak and 1 others liked this post
echinus no está en línea   Reply With Quote
Old March 5th, 2016, 01:20 PM   #57
Uldis
Дружище форума
 
Uldis's Avatar
 
Join Date: Aug 2009
Location: 東京に帰る
Posts: 1,340
Likes (Received): 2032

Цитата:
"«Горный хребет Васильевского». Проект бюро Snøhetta (Норвегия)"

Заявлена морская панорама, силуэт которой навеян волнами, парусами, айсбергами и прочими атрибутами моря. Несмотря на явную литературность и простоватость этих ассоциаций, объемная композиция, если ее рассматривать как произведение изобразительного искусства, выглядит интересно. Рельеф с такой поверхностью мог бы стать экспонатом приличного музея современного искусства.


Ну ну. Это он об этом, что-ли?



Можно посмотреть правде в глаза и назвать вещи своими именами. Что силуэт, навеян Атомной бомбежкой. Можно проследить, на какой высоте прошла ударная волна, оставившая огрызки домов.
Ещё на картинке можно наблюдать- прокопченные стены, рассеивающийся гриб взрыва и пожарище на первых этажах.

"Остоженку" туда-же.
__________________
И это- Правда!
片道

PoTaS82, ARHANGELstGAVRIIL liked this post

Last edited by Uldis; March 5th, 2016 at 01:28 PM.
Uldis no está en línea   Reply With Quote
Old March 13th, 2016, 09:16 PM   #58
xtonyx
Registered User
 
Join Date: May 2013
Posts: 11
Likes (Received): 19

сайт появился goldencityspb.ru
__________________

Almak, mike_blum, Dmitriy, self, Evgeniy83 and 2 others liked this post

Last edited by xerx; March 15th, 2016 at 04:56 PM.
xtonyx no está en línea   Reply With Quote
Old March 13th, 2016, 10:11 PM   #59
mike_blum
Registered User
 
mike_blum's Avatar
 
Join Date: Feb 2008
Location: Saint-Petersburg
Posts: 811
Likes (Received): 948

Хороший проект (goldencityspb.ru ), надеюсь именно его и реализуют.
__________________

Ringforce liked this post
mike_blum no está en línea   Reply With Quote
Old March 14th, 2016, 12:01 AM   #60
giper
Registered User
 
giper's Avatar
 
Join Date: Apr 2010
Location: Saint Petersburg
Posts: 5,802
Likes (Received): 10401

Господа, подскажите что это такое по соседству?

__________________
http://giper.livejournal.com/
giper no está en línea   Reply With Quote


Reply

Thread Tools
Rate This Thread
Rate This Thread:

Posting Rules
You may not post new threads
You may not post replies
You may not post attachments
You may not edit your posts

BB code is On
Smilies are On
[IMG] code is On
HTML code is Off

Related topics on SkyscraperCity


All times are GMT +2. The time now is 07:14 PM.


Powered by vBulletin® Version 3.8.11 Beta 4
Copyright ©2000 - 2017, vBulletin Solutions Inc.
Feedback Buttons provided by Advanced Post Thanks / Like (Pro) - vBulletin Mods & Addons Copyright © 2017 DragonByte Technologies Ltd.

vBulletin Optimisation provided by vB Optimise (Pro) - vBulletin Mods & Addons Copyright © 2017 DragonByte Technologies Ltd.

SkyscraperCity ☆ In Urbanity We trust ☆ about us | privacy policy | DMCA policy

Hosted by Blacksun, dedicated to this site too!
Forum server management by DaiTengu